Николай Басков - форум поклонников "Пленники небес"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Журнал Элита

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Каких только титулов, званий и религий нет у этого певца! Он – и «Золотой голос России», и заслуженный артист РФ, и народный артист Украины, и кавалер ордена Францизка Скорины…
А ведь 15 октября ему исполнилось всего 30 лет! Впрочем, высшая награда для него самого – зрительская любовь. О мечте реализовать себя в опере, о предстоящем юбилее и даже некоторых своих секретах Николай БАСКОВ рассказал корреспонденту нашего журнала.

Николай, известно, что вы уже несколько лет ездите в Барселону и занимаетесь там с Монтсеррат Кабалье. С какой целью вы это делаете?

Цель – реализовать себя в оперном искусстве. Кабалье сказала мне, что не позволит зарыть мой талант, не позволит не петь в опере, и что не зря ведь она положила на это 4 года. Добавлю: притом, что с ее стороны это было безвозмездно. И как, показали мои последние выступления в Европе, публика позитивно воспринимает мой голос и мою технику. Но Монтсеррат выдерживает меня как хорошее испанское вино, которое должно созреть и только после этого появиться на мировой сцене. Дай Бог, чтобы ей хватило здоровья и чтобы я смог соответствовать тому, что я ее ученик. Поэтому я не спешу стольже активно внедряться в оперу, как в шоу бизнес. Я иду к опере постепенно, бережно отношусь к голосу и внимательно к советам, касающимся репертуара. Я не насилую свой голос и не выбираю неподвластные мне произведения, что очень важно. И очередная ступень, на которую я поднимусь, - это, скорее всего, запись альбома под руководством Кабалье и ее брата Карлоса (известный в мире импресарио).

Помнится, у вас планировался двухгодичный контракт на выступления на Западе. Но, судя по тому, что вы все время появляетесь на родных телеканалах, этот контракт остался нереализованным?

Получилось так, что когда мы говорили об этом с Карлосом, я согласился. Но когда уже поступили конкретные предложения и контракты, я ужаснулся. Выходило, что я должен полностью отсутствовать в стране два года. Предлагаемые условия выступлений были столь плотными, что я не мог выбраться даже на съемки «Новогоднего огонька», не говоря уже о каких-то других программах. То есть я должен был уйти с российской эстрады, с телевидения, вообще отовсюду и участвовать только в оперных постановках. А по главному контракту – действо планировалось в Мадриде на стадионе – я должен был петь в 16 представлениях. Устроители намеревались собрать известных певцов, которые будут исполнять по акту в четырех операх: «Травиата», «Ромео и Джульетта», «Сельская честь» и «Богема».  Я должен был петь через день. Но мне повезло: мероприятие сорвалось. Город не нашел денег на постановку и на размещение всех коллективов, которые должны были приехать. Так что мой контракт отменился сам собой, чему я, честно говоря, рад. Повторяю: я не мог представить, что буду находиться два года вдали от дома. К тому же, когда я на долго ухожу в классику, скажем, во время занятий с Кабалье в Барселоне, у меня начинается невероятная тоска по эстрадным концертам.  Впрочем, как только я погружаюсь на длительное время в эстраду, у меня возникает жуткое желание вернуться снова в оперу. И на самом деле мне нравится, что я имею возможность менять эстрадные подмостки на оперную сцену и наоборот. В общем, то, что произошло, иначе, как Божьим провидением не назовешь. Потом мы серьезно подумали, поговорили, и Карлос сделал предложение начинать не с оперных театров, хотя я пел в них в течение этого времени, а с оперного альбома.

В течение какого «этого времени»?

За последние два года я выступал в «Лисео» в Мадриде, в королевской опере в «Реале», в Кельне, в Реймсе, в Риме, в Москве… В 2004 году, когда у меня закончился официальный контракт с Большим театром, я стал, как это практикуется во всем мире, приглашенным артистом. И вот 1 марта спел в Большом партию  Ленского в «Евгении Онегине», а на следующие пол года мне предложили участвовать в опере «Набуко», в которой я уже пел раньше. В ближайшее время буду выступать в Базеле, потом в Сиговии. То есть опера от меня ни в коем случает не уходит, скорее, это то, к чему я иду.

На нынешнем «Славянском базаре в Витебске» было объявлено, что вы – солист Марийского театра оперы и балета. Когда вы им стали?

В этом году. Но пока участвую только в одном спектакле. В России, как известно, есть много замечательных городов, а не только Москва и Питер. После того, как я перестал быть солистом Большого, первое предложение войти в труппу я получил от Нижегородского театра оперы и балета. Я его принял. И за время, пока действовал мой контракт, спел там в «Евгении Онегине», дал  гала-концерт, провел фестиваль, в котором участвовали оперные и балетные знаменитости. В частности, Мария Гаврилова, Лариса Рудакова, Анастасия Волочкова, Павел Черных, Владимир Редькин, дочь Кабалье Марти. Всех их я приглашал сам. К сожалению, у нас не сложились отношения с директором Нижегородского театра, и я оттуда ушел.

Не сложились отношения финансовые?

Нет, там другая история. А в финансовом плане, наоборот, я помог театру, оставив ему  все гонорары, которые мне были положены. Обязательно буду помогать и Марийскому театру.

Вы это делаете потому, что уже достаточно обеспечены? Или по какой-то иной причине?

Я это делаю не потому, что я такой богатый. Просто в жизни где-то приходит, а где-то нужно отдавать. Зная, в каких условиях существуют сегодня российские музыканты, какие у нас зарплаты, как тяжело дается постановка спектаклей, я стараюсь помочь, чем могу.  Считаю, что надо быть честным перед собой и благодарным Богу. Делаю я это и еще по одной причине. Когда Монтсеррат начала заниматься со мной, то сразу сказала, что никогда не возьмет с меня денег. Объяснила она это так: «Во-первых, они мне не нужны, я – человек состоятельный. А во-вторых, мне самой когда-то в жизни помогли. Но помогли, увидев во мне талант. Теперь я хочу сделать то же самое, видя талант в тебе». Ну а я, в свою очередь, стараюсь быть полезным другим людям. А не то что – все себе, себе, себе…

По нынешним временам слышать такие речи удивительно. То, что вы  заботитесь о других, не может не вызывать восхищение. Но, мне кажется, что сегодня печальна и общая ситуация с нашим оперным искусством. Или я не права?

Да это видно невооруженным глазом. Я бы даже сказал, что положение, в котором  находятся наши оперные театры, само российское оперное искусство и его служители, - плачевное.
Начнем с репертуара. Наши оперные театры все дальше и дальше отходят от русской музыки, русской классики. И хотя у нас есть такие титаны, как Глинка, Римский-Корсаков, Чайковский, Рохманинов и другие, есть прекрасные оперы, однако идут на сценах крайне редко. Отношение к ним в основном как к нафталину. А ведь бешеный успех, который недавно сыскала в Англии опера Мусоргского «Борис Годунов», представленная Большим театром в старой классической постановке, говорит об ином. О том, что зрителям интересно именно это. В России же сейчас, наоборот, ставка делается на обновление оперы, на разных модных дирижеров и режиссеров, которые самовыражаются. Мне кажется, это неправильно, что всего должно быть поровну. Иначе мы теряем лицо искусства. И если раньше дети вырастали на классике, то теперь их не на что водить? На бомжей и проституток, чтоли, из оперы «Дети Розенталя»?.. В оперных театрах теперь все хаотично: какие-то постановки снимаются, какие-то привозятся, заграничным солистам почему-то платят больше, чем своим, отечественным. Например, в «Метрополитен-опера», наоборот, американским артистам всегда платят больше, чем иностранцам.
В общем, в нашей оперной сфере надо многое кардинально менять. Необходима глобальная, правильно сфокусированная реформа, касающаяся репертуара театров, их реконструкции, моденирзации, обучения кадров, распределения и так далее. В советское время, хоть и были какие-то перегибы, но тогда театры процветали. Были пятилетки, когда ставили какие-то цели и к ним стремились. Мне кажется, что и теперь не худо бы идти к каким-то достижениям. Но чтобы вести правильную политику, у руля должны стоять люди, которые понимают в опере, в балете. Если они сами имеют отношение к этим видам искусства, тогда будут делать дело профессионально.

То есть вы считаете, что причина нынешних бед – в чиновниках от культуры, взявшихся за гуж, который оказался им не дюж?

Совершенно верно. Чиновники от культуры должны не руководить искусством, а заниматься другими вопросами: следить чтобы вовремя пришли бюджетные деньги, чтобы они дошли до конкретных театров, интересоваться их нуждами, помогать решать проблемы ремонта, акустики и так далее. И, прежде всего, они должны сосредоточить свое внимание на реконструкции театров. Посмотрите, как активно взялись в России за кинотеатры! Строятся новые кинозалы, модернизируются старые, и публика валом пошла в кино. Я считаю, что подобные изменения должны произойти и в оперных театрах. Причем это могут быть многофункциональные культурные объекты, которые трансформируются во что угодно. Как, например, «Метрополитен-опера». Когда надо, он работает как театр оперный или балетный, или обустроенный под классические концерты. А когда там вручают «Оскара» либо премии МТВ, что превращают его в кинозалы или во что-то другое. Ставят колонки, убирают партер, и там идет молодежная «тусня» с участием звезд. Разве у нас нельзя возвести же функциональные здания, которые могут принимать разную публику: оперную, балетную,  театральную, эстрадную и так далее? Ведь это же удобно, и все элементарно  регулируется акустически. Я в течение стольких лет наблюдаю нашу нерациональность, что диву даюсь: ну почему в России самые простые вещи становятся сверхсложными?
Вот в этом году государство выделило много денег на вооружение, на медицину и так далее.. Однако наша жизнь не состоит только из того, что мы маршируем и пьем таблетки. Иногда искусство приносит человеку больше пользы, чем таблетка. А если государство сведет свою заботу о гражданах только к тому, чтобы они имели прожиточный минимум, тогда люди останутся без духовной пищи. Но культура – это то, что на самом деле нужно как кислород. Если всю ее перевести на коммерческую основу и перейти только на антрепризы, значит, просто задушить ее. В общем, государству надо взять культуру под крыло всерьез. И не только в финансовом плане.

Вас надо выдвигать в Общественную палату! В такие годы – и такое государственное мышление. Откуда оно у вас?

Просто в последнее время я много бывал в Европе. И заметил, что там государство в любом случае отвечает за людей, помогает им. А в нашей стране все и вся брошены на произвол судьбы.
У нас нет правильной политики, точнее, вообще никакой, даже в отношении молодых кадров. Неужели трудно заранее спланировать, сколько нужно таких специалистов, сколько таких?.. Все-таки если люди поступают в высшее учебное заведение, то государство или, допустим, конкретный институт должны позаботиться о судьбе выпускников.
А что получается сейчас? В России полно разных музыкальных заведений, немало консерваторий, но люди выходят оттуда, и оказывается, что по своей специальности они никому не нужны. Как-то во время съемок программы «Субботний вечер» ко мне подошел парнишка ставить звук, и слово за слово выяснилось, что он окончил консерваторию по классу виолончели, потом оказался невостребованным и вот смог попасть на телевидение. Кстати,  занимаясь тут звуком, он зарабатывает больше, чем получал бы, устройся по профессии. Но мне непонятно, почему виолончелист должен работать звукорежиссером? Если он хорошо играет на виолончели, то должен получить хороший контракт в хорошем театре. И было бы правильно, если б в России создали нормальное концертное агентство, которое распределяло бы людей, подписывало контракты и заодно способствовало тому, чтобы региональные театры соответствовали Большому, Мариинскому… А почему нет? У меня в голове давно сидят эти мысли, и, может, когда-нибудь мне удастся что-то сделать.
Я уверен, что искусство должно отвечать творцу взаимностью. Тот же музыкант не должен ломать голову над бытовой стороной жизни, над тем, где ему завтра подработать. Его дело совершенствоваться в музыке. Ведь порой добиться сыгранности можно, лишь занимаясь по 5-6 часов в день. А сейчас  в некоторых театрах солист не может спать то или иное произведение, потому что оркестр не подготовлен, не сыгран. Но когда говоришь об этом, тебе отвечают, что, во-первых, кого можно пригласить на это место, кто сюда пойдет? Действительно, многие работают в оркестре просто от безысходности, и им все безразлично. Это, конечно, печальное явление. И если мы хотим слышать хорошую, качественную оперу, которая была, есть и, думаю, будет дальше, и воспитывать на ней новые поколения, нужно предпринимать попытки изменить сложившуюся ситуацию.
И еще. В классическом искусстве обязательно должны быть звезды, которые привлекают публику к опере. Что ни говорите, а людей интересуют имена, они приходят на того или иного солиста. И порой, даже не зная содержания произведения, языка, на котором оно исполняется, зрители уходят довольные услышанным. А бывают такие голоса, которые отбивают у людей охоту ходить в оперу, вызывая аллергию на всю оставшуюся жизнь. И дай Бог, чтобы наш Большой театр, когда его отреставрируют, вернулся в прежнее русло, к своим старым добрым традициям, и в нем снова зазвучала прекрасная музыка в исполнении лучшего оркестра, хора, слышались лучшие голоса, выступали лучшие артисты балета.

Николай, мы так углубились в оперное искусство, что совершенно забыли про эстраду, которая и сделала вас всенародным любимцем. Вы, ведь, наверное, не собираетесь ее бросать?

Что касается эстрады, то ее из сердца уже не выкинешь. На эстрадной сцене я, похоже, буду выступать всегда. Но я заметил, что теперь исполняю песни несколько по-другому, чем раньше. Ибо технически я владею голосом уже настолько, что для оперы, может, его еще надо готовить, а на эстраде я уже не думаю о том, как петь. А думаю о том, что я пою, о чем пою, могу передать какие-то нюансы.
Иосиф Кобзон мне как-то сказал: «Коля, ты всегда должен иметь ввиду, что ты скажешь своему зрителю завтра. И когда от твоих выступлений у публики восторг неописуемый, надо позволить себе пойти на такое «преступление», как сбавить немножко темп, чтобы волна успокоилась, а потом снова начался прилив». Он действительно прав. Поэтому туда, где я уже выступал и имел огромный успех, всегда еду с опаской. Приходится думать: а чем буду удивлять? Но мне красиво говорит моя жена: «Коля, что значит чем?... Как всегда – голосом». В этот момент у меня уходят на задний план мысли о костюмах, салютах, шарах... И я понимаю, что главная моя стрела в сердце зрителя – мой голос. Что касается телевидения, радио, то на самом деле я за ними не гонюсь. Тем не менее многие считают, что куда ни ткни – везде Басков. Ой… (герой тяжело вздохнул и сделал длинную паузу).

Такое впечатление создается, видимо, из-за того, что вы появляетесь в прайм-тайм каждую субботу на Российском телеканале.

Поэтому я и решил в новом телесезоне ограничиться этой программой – тут уж никуда не денешься. Тем самым я подарю «Субботнему вечеру» больше рейтинга. Между прочим, аналитики, социологи, которые приходят на  заседания канала РТР, говорят, что не понимают, почему эта передача держится в эфире до сих пор. Она должна была кончиться давным-давно.  А мы сняли уже сотый выпуск «Субботнего вечера» и собираемся снимать дальше. Но вот в других концертах я буду участвовать теперь совсем мало. Тем более что многие из них, особенно посвященные каким-то праздникам, не приносят никакой радости.  Стоишь на сцене, как я говорю, «один в чистом голом поле», и такое впечатление, что ты рапортуешь, что ты здесь есть. Порой в зале нет даже обратной реакции, люди просто индифферентно сидят. Они явно пришли не отдыхать на концерт и получать удовольствие от артистов, а как бы отметиться, что они там были. Поэтому немного поаплодируют для вежливости и ждут, кто выйдет на сцену дальше. Вот это на самом деле ужасно для артиста. Ибо превращается не в праздник, а просто в «галочку» для телевидения и той организации, которая празднует. Но если вы раз в год устраивайте глобальный концерт, то ведь можно изготовить специальные декорации, написать интересный сценарий, чтобы получилось действительно запоминающееся шоу. Делают же это на РТР каждую субботу: приглашают всех звезд эстрады, ставят им номера и так далее.

«Субботний вечер» смотрят, думаю, еще из-за ведущего, у которого море обаяния, чувство юмора. Понятно, что ваши реплики заложены в сценарии, но звучат они очень естественно. И вообще на сцене вы стали непринужденным, рискованным. Что за метаморфоза с вами произошла?

Когда я начинал, то всего боялся и не мог открыть себя сразу со всех человеческих сторон. Надо мной довлела также негативная критика, запущенная прессой в самом начале. Смущался я и титула «Золотой голос России» - меня в то время это несколько пугало. А потом я понял, что честен в искусстве перед собой и перед зрителями. И сегодня я открыт для публики душой и сердцем. Ну а чувство юмора мне вообще свойственно, оно естественным образом проявляется на сцене. Кстати, зная о том, что я – парень с юмором, многие коллеги приглашают меня на свои дни рождения, на праздники. А когда случается, что я не могу, очень огорчаются. Помню, одна известная артистическая семья даже сказала: «И что мы теперь будем делать со всеми этими гостями?..»

Как ни странно, но коллеги по шоу-бизнесу прощают вам все: и то, что на ваших «сольниках»  всегда аншлаги, и то, что все цветы, с которыми приходят зрители, достаются в сборных концертах Баскову. Как же вам удается сохранять с этим «террариумом единомышленников» хорошие отношения?

Просто все артисты знают, что я никогда не борюсь за место в концерте. Мне безразлично, буду я его открывать или закрывать, каким номером стану выступать. Также им известно, что цветы, которые мне подарила публика, я всегда готов отдать им. А что касается аншлагов, то я хотел бы лет через 30 своей карьеры собирать такие же залы, как наши мэтры эстрады. И потом спрос публики и аншлаги находятся отнюдь не в прямой зависимости друг от друга. Бывает так, что концерт любимого артиста приходится на будние дни, когда у людей уже не остается сил на развлечения после рабочего дня. Бывает, что даже купив билеты, зрители не приходят из-за плохой погоды или из-за  каких-то неожиданно возникших обстоятельств. То есть все это непредсказуемо. Хотя, разумеется, многое тут зависит от рекламы, активности устроителей концерта, от правильного выбора места, дня и времени его проведения. Но лично я теперь никогда не переживаю по поводу того, заполнен или не заполнен зал на моих выступлениях. В любом случае, те люди, которые пришли, уже моя публика.

Я смотрю, вы ни над кем из коллег не иронизируете, никому не завидуете, как некоторые другие. Таков ваш характер или это пришло вместе с успехом, благополучием?

Если честно, я всегда хочу, чтобы люди относились ко мне так, как отношусь к ним я. Потому что в жизни все возвращается: и плохое, и хорошее. Я это знаю наверняка. Надо всегда помнить: если ты сегодня занимаешь какое-то высокое место,  завтра можешь его потерять. На своем небольшом веку я наблюдал это неоднократно. Бывали случаи, когда обращаешься к какой-то «шишке», хочешь что-то спросить или попросить, а тебе отвечают, что такой-то очень занят, ему некогда. Но когда по прошествии времени этот человек, который вчера был всем, становится никем, а ты идешь дальше, то он чувствует себя неловко. Я не хотел бы чувствовать себя неловко никогда.

Скажите, вы соблюдаете какие-то диеты? Если нет, то как поддерживаете физическую форму?
Как раз сейчас я на диете. Всю неделю ем только суп из сельдерея. Я всегда очень поправляюсь в Испании. И когда приезжаю в Россию, начинаю быстро сбрасывать вес. А тут мне нужно быть подтянутым не только к своему юбилею, но и потому, что я скоро буду рекламировать по телевидению некий отечественный продукт. Участвоваать в рекламе я согласился впервые, хотя раньше мне предлагали и более выгодные контракты, связанные с алкоголем, шоколадом, мороженым. Но я отказывался, потому что это все были западные компании. А здесь – российская. И поскольку был клич «поддержать отечественного производителя», я решил откликнуться. Да и гонорар предложили хороший – я не скрываю.

И что же это за продукт такой?

Это будет новый чай. Называть его марку в прессе, наверное, нельзя, поэтому скажу лишь то, что он очень хороший. Во-первых, я как любитель чая в этом разбираюсь. А во-вторых, прежде чем подписывать контракт, я внимательно прочитал аннотацию, узнал,  как и где он собирается, как изготавливается. После чего решил в этой акции поучаствовать. Пускай в нашей стране будет больше своих продуктов, чем западных!

Николай, а ведь вы поправляетесь не только в Испании, но и на Украине – не отрицайте. Муж Таи Повалий Игорь рассказал мне, что его теща всякий раз готовит для вас какие-то особые борщи. Так?

Да, это правда. Игорь даже подкалывает тещу: «Мама, ну, почему вы меня не любите так, как любите Баскова?» А она отвечает: «Так ведь когда он приезжает, об этом пол света говорит. А ты здесь ходишь каждый день, и на тебя никто внимания не обращает». Поясню: Игорь Лихута – известный на Украине продюсер. Живут они с Таей за городом, под Киевом. У них  свой дом в большом поселке, который Таина мама называет селом. Кстати, и у меня в их доме есть теперь персональная комната, всегда готовая к моему приезду.

Я-то в принципе знаю, как когда вы начали сотрудничать с Таей. Но читателям было бы интересно услышать эту историю из ваших уст.

Рассказываю. Мы познакомились в 2004 году на совместном концерте «Басков и друзья», который проходил во Дворце Украины. Там мы исполнили композицию «Молитва», которую пели когда-то Бочелли и Селин Дион. С тех пор мы начали дружить, общаться семьями. А потом у нас с Повалий появился дуэт. Как-то я был у Таи дома, и Игорь поставил песню, которую ей нашла Валентина Басовская – это человек, занимающийся на Украине приглашением зарубежных артистов. И эта песня «Отпусти меня» нам так сразу понравилась, что мы в туже ночь поехали на студию и записали ее. Вытащили сонного звукорежиссера, вытащили автора Олега Макаревича и – записали. И так как исполнена она была от всего сердца, от всей души, то сразу стала суперхитом.

И сколько сейчас у вас с Таей совместных песен?

У нас семь дуэтов. Вообще, мое содружество с Таисией Повалий приобрело очень весомое значение. Помимо того, что она – блистательная певица, прекрасный человек, я с ней, точнее, с ее мужем – продюсером работаю сейчас над новым альбомом, который выйдет на Украинском языке. Все-таки я – народный артист Украины, и это звание надо оправдывать.

А когда и в связи с чем вам его присвоили?

Присвоили в 2004 году. За большой вклад в культуру этой республики и за благотворительность. Дело в том, что я там много выступаю, пою украинские песни. У меня ведь бабушка и мама – украинки. Устраиваю и концерты благотворительные, сборы от которых перевожу в детские дома. И вот когда я был там с программой «Басков и друзья», на один из концертов пришел Леонид Данилович Кучма. Ему так понравился мой голос, мой репертуар, что он сказал: «Если ты меня не подведешь, то Украина будет гордиться тобой раньше, чем Россия». И вскоре подписал указ о присвоении мне звания. В общем, получается, что я удостоен самых больших наград двух славянских государств: на Украине – звания «Народный артист» и в Белоруссии – ордена Францизка Скорины. Это почти такая же награда, как Герой России. Когда Лукашенко вручал мне ее, я не случайно сказал: «Служу славянскому народу!».

Тьфу-тьфу, конечно, но, по-моему, не за горами тот день, когда Россия ответит адекватным жестом. Хотя, мне кажется, все звания, титулы и религии меркнут по сравнению с тем подарком, который недавно преподнесла вам жена. Вы согласны?

Конечно. Но говорить об этом я бы сейчас не хотел. Думаю, читатели меня поймут, потому что ребенок – это сугубо личное дело. Тем более, что он пока совсем маленький.

Сколько ему сейчас от роду?
Брониславу пошел шестой месяц. Так что пока для него главное -  расти и быть здоровым.

А почему вы с женой дали сыну такое редкое имя?

Света давно обещала своему папе, что ребенок, который родится, - неважно девочка или мальчик – она назовет его в честь мамы, то есть Светиной бабушки Брониславы. Поэтому, когда малыш появился, вопрос не обсуждался.

Скажите, пожалуйста, а рождение сына как-то повлияло на вашу жизнь?

Конечно. Иногда возвращаешься домой с кучей проблем, с головной болью, но возьмешь его, обнимешь – все постороннее сразу исчезает. И потом, раньше я думал, как буду жить я, а теперь думаю, как будет жить он.

И последнее. Известно, что  у вас с Кабалье начинаются гастроли в России. Что ждет публику, чем вы будете ее радовать, удивлять?

Мы подготовили красивую программу, включающую дуэты, арии из опер, песни итальянские, испанские… И «бисы» будут довольно неожиданные для России. Часть концертов в Сибири пройдет под рояль, аккомпанировать нам согласился один из любимых испанских пианистов Кабалье – Мануэль Бургерас. А в Новосибирске, Москве и Питере наши выступления будет сопровождать оркестр и хор. По окончании тура будет выпущен  DVD. Да… вот что еще интересно. Гастролировать по сибирским городам мы будем втроем: с нами будет дочь Кабалье – Монсита Марти. К сожалению, после Екатеринбурга она улетит в Барселону, так как в «Лисео» у нее начинается спектакль «Богема», контракт на участие в котором она подписала давно. Но, возможно, в гала-концерте, посвященном моему дню рождения (он состоится в Москве в Доме музыки), к нам присоединится русская певица Елена Образцова. Они с Кабалье давно знают друг друга, общаются. Для самой же Монтсеррат, как она сказала, главная цель нынешних выступлений в России – это чтобы зрители и критики, которые придут, убедились, насколько я – хороший ученик, а она – прекрасный педагог.

Беседу вела - Тамара Мартынова

0

2

Ирка, спасибо большое!

0

3

Ирка,а это свежий номер жернала элита или нет?Если да то где ты его покупала?

0