Николай Басков - форум поклонников "Пленники небес"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Детали (СТС)

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Тина Канделаки: Сегодня мы попытаемся выяснить, мешают или помогают легенды и мифы популярности артиста. У меня в гостях Светлана Шпигель и Николай Басков. Я думаю, что нет в нашей стране людей, которые не знают, что вы супруги. Но, тем не менее – я только что поняла, что вы, Светлана, ведь не Баскова. Почему?

Светлана Шпигель: Да, я Шпигель. Но я себя считаю Шпигель-Басковой. Я все-таки считаю, что когда люди живут вместе, то жена должна носить фамилию мужа. Просто в моей семье так получилось, что именно моя фамилия – последняя. На мне род заканчивается. Поэтому я отцу обещала с детства, что фамилию я менять не буду.

Тина Канделаки: А дети какую фамилию будут носить?

Николай Басков: Басковы.

Тина Канделаки: Тогда все равно Света последней получается... Вы должны родить одного мальчика Шпигеля!

Николай Басков: Нет-нет!

Светлана Шпигель: Хотя бы сам факт, что эта фамилия еще пока остается.

Тина Канделаки: В книге братьев Пресняковых «Убить судью», которая стала явлением в литературном мире, написано про вас. Ни про Киркорова, ни про Пугачеву, ни про Кобзона, ни про Зыкину. Как вы думаете, это искренняя популярность, или знак того, что вы являетесь такой же частью современной жизни, как джинсы, кроссовки, телевидение и радио?

Николай Басков: Нет, мне кажется, что они мне просто импонируют.

Тина Канделаки: Не смеются?

Николай Басков: Да не думаю, что смеются.

Тина Канделаки: Вы прочитали. Или прочитали только про себя?

Николай Басков: Да, я про себя прочитал, вот эту страницу. Но я прочитаю весь роман.

Тина Канделаки: А вы, как жена, что можете сказать? Желтая пресса – это понятно, телевидение – тоже, но книга, это же уже другое, это останется.

Светлана Шпигель: Мне, конечно, приятно. Сам факт упоминания Николая Баскова – уже приятно.

Тина Канделаки: А вы понимаете, когда правда любят, или когда иронично как-то говорят, насмешкой? Когда льстят и врут...

Николай Басков: Мы вообще с ней договорились о том, что будем говорить друг другу правду и не обращать внимания на то, что говорят другие. Потому что мир – он внутри нас. Это мы и наши близкие.

Тина Канделаки: Я же не про вас, а про людей. Вас знает вся страна. И у всех есть к вам какое-то отношение.

Светлана Шпигель: На самом деле когда говорят: «Коля, я вас люблю!», это настолько искренне... И когда это говорят – я сейчас про поклонниц, - то это правда. Иногда плачут...

Тина Канделаки: А когда говорят коллеги, это искренне?

Николай Басков: Мне не дают слова!

Тина Канделаки: Потому что вы всегда говорите, а ваша жена – очень редко.

Николай Басков: Когда говорят коллеги... Мне кажется, что лучше на эту тему не задумываться.

Тина Канделаки: Не верить, или верить?

Николай Басков: Смотря кто говорит, я думаю.

Тина Канделаки: А вы сами кому больше верите: поклонникам, коллегам, жене, или маме?

Николай Басков: Своему сердцу, прежде всего.

Светлана Шпигель: А мне?

Николай Басков: Ты же замечаешь, что мы с тобой спорим часто. Ты выражаешь свое мнение, а я – свое. Но она смотрит на меня, в этом я уверен, как любящая женщина, как жена. Она видит так, как ей хочется.

Светлана Шпигель: Я, на самом деле, хочу посмотреть на него как бы со стороны, но не могу.

Николай Басков: Она даже не воспринимает мое творчество, на самом деле.

Звонок зрителя: Меня зовут Александрина. У меня вопрос к Николаю. Он недавно спел дуэтом с малоизвестной украинской певицей. Это PR-ход? Не хотел бы он спеть с кем-то более известным? Может быть, с Аллой Пугачевой?

Николай Басков: Это мега-звезда на Украине, певица, у которой огромное количество альбомов. Я люблю талантливых людей, открытых людей, людей, которым есть что сказать в творчестве, в искусстве. Я мог спеть с любой певицей.

Тина Канделаки: Вы ей предложили, или она вам предложила?

Николай Басков: А все спонтанно получилось. Мы подружились, стали общаться. Она спела со мной молитву, которую пели когда-то Селин Дион и Андрей Бочелли. Это было на концерте, который я делал: «Басков и украинские друзья». Там мы познакомились. Потом мы вместе снимались в фильме «Золушка». Она играла Сваху. Потом мы снимались в «Снежной Королеве». И появилась песня. Был парадоксальный случай: мы сидели на даче, было где-то три часа ночи. И когда мы уже объелись шашлыков, когда нащелкались огромного количества семечек, она говорит: «Ой, я же тебе песню хотела показать. Мне Олег Макаревич написал песню.» Олег Макаревич – это украинский композитор, один из лучших. Ну, Миладзе и Макаревич. Она поставила эту песню. И как только заиграла музыка, Света сказала: «Ой, как красиво. Это – хит». Я ей говорю: «Подожди, мы же еще даже не дослушали». Она говорит: «Мне уже нравится». И когда закончилась песня, я говорю: «Поехали писаться!». И ночью мы нашли звукорежиссера. Вот это было спонтанно. Это была шутка! В шесть утра мы записались, я пел не своим голосом. Это было с пяти дублей спето. Я встал к микрофону, и Тая. Можно сказать, что это было все в сумбуре, в веселье, мы отмечали мероприятие одно, девушки пили вино, а я, как непьющий человек, ел семечки. Я очень люблю семечки, и не часто себе позволяю.

Тина Канделаки: Что происходит с телезрителем: он думает, что вы срочно выезжаете в Киев, думают, что у вас жуткий роман.

Светлана Шпигель: Жуткий.

Тина Канделаки: Кто запустил эту утку, как вы думаете?

Светлана Шпигель: А это понятно – эта утка запустилась бы сама по себе. Любая творческая работа у мужчины с женщиной, и это длится довольно таки долго... Люди начинают думать об этом.

Тина Канделаки: Ну, с Монсератт Кабалье такого же не было!

Николай Басков: Писали про другое – что я понравился Монсератт Кабалье, потому что у нее дочка не замужем.

Тина Канделаки: То есть эти утки рождаются людьми, это – не вы?

Светлана Шпигель: Конечно!

Тина Канделаки: А это важно для успеха?

Светлана Шпигель: Люди, в первую очередь, думают о том, кто с кем, у кого какие отношения...

Николай Басков: Но это на самом деле интересно. Вот если взять пример любой семьи. Мы летим в самолете, встречаемся с друзьями, и кто-то говорит: «А представляете, там... Таня ушла от Саши». Света, которая летит не спавшая две ночи – летим из Израиля на гастроли, - вдруг открывает глаза, и говорит: «Кто-кто ушел от кого к кому?». То есть это наша жизнь! И пускай будут эти мифы, пускай будут эти разговоры. Главное – что между людьми.

Тина Канделаки: Света, и вы даже ни разу не закатывали ему сцену?

Светлана Шпигель: Я очень благодарна ему за то, что он не дает мне повода в нем сомневаться.

Тина Канделаки: Если бы он не женился на вас, был бы он успешным артистом?

Светлана Шпигель: Успех человека во многом зависит от тех людей, которые его окружают. Не только жены. Это родители, друзья, коллеги. Короля делает его свита.

Тина Канделаки: Вы чем-то пожертвовали, став женой известного артиста? Вы же не можете закатить ему элементарную человеческую сцену!

Николай Басков: Может! Вы не представляете. Какие бывают сцены у меня!

Тина Канделаки: Ну разве вы себе не говорите внутренне: «Николаю выступать в Кремле»?

Светлана Шпигель: Когда у него серьезные какие-то выступления, я стараюсь его не нервировать.

Николай Басков: Я заранее предупреждаю.

Светлана Шпигель: Если честно, то мы очень редко ссоримся. Правда.

Тина Канделаки: У него свой кабинет дома есть, в который вы стараетесь не входить?

Светлана Шпигель: Есть такой бизнес-кабинет, где Коля часто работает.

Николай Басков: Но чаще туда ходит кошка.

Звонок зрителя: Свет, после того, как вы поженились, как-то вы повлияли на вкусы Коли?

Светлана Шпигель: Мы советуемся друг с другом. Конечно, я стараюсь ему что-то посоветовать. Мы вместе ходим по магазинам, выбираем одежду.

Тина Канделаки: Вы же ненавидели, когда он ходил в костюмах!

Светлана Шпигель: Просто если бы он был в шикарном костюме, я бы не смогла прийти в майке и джинсах.

Тина Канделаки: А вы ровесники?

Николай Басков: Нет, у нас 5 лет разница.

Тина Канделаки: Вам сколько?

Светлана Шпигель: Двадцать три года.

Тина Канделаки: Ну, вы себе молодую жену отхватили, Николай!

Николай Басков: Ей было 17 лет.

Тина Канделаки: Когда вы поженились???

Николай Басков: Нет. Поженились мы – ей было 18.

Тина Канделаки: То есть было все как полагается: вы ее приметили...

Николай Басков: Нет. Как говорят на одной радиостанции: она меня встретила, а я ей попался.

Тина Канделаки: А первую встречу помните?

Светлана Шпигель: Я в университете училась на втором курсе.

Тина Канделаки: Баскова-певца помните?

Светлана Шпигель: Тогда еще не было.

Николай Басков: Она не слушала нашу эстраду, она выросла на традициях английской музыки. Она любила Брайна Адамса.

Тина Канделаки: Я не вас спрашиваю! Жене слова не даете сказать! Говорите....

Светлана Шпигель: Когда мы встретились первый раз, просто произошло общение. Это было на даче у моих родителей.

Николай Басков: В бассейне!

Светлана Шпигель: Мы туда пошли вместе.

Николай Басков: Я приехал к ее папе по бизнесу. Она прилетела только из Греции. Первый раз когда мы виделись, она улетала в Америку. Так что там было «привет-привет».

Тина Канделаки: Мало ли кто к папе приходит, всех и не запомнишь.

Николай Басков: Много людей приходит, потому что у папы огромная фирма.

Светлана Шпигель: Знаете, наверное, когда судьба, то много может народу приходить и уходить.

Николай Басков: Мы пошли в бассейн поплавать, поговорить, и она говорит: «Мне, кстати, сказали, что ты вроде бы поешь...». Я говорю: «Да». Она говорит: «Ну спой что-нибудь». И я так (поет).

Светлана Шпигель: А там еще такая акустика!

Николай Басков: Она оглохла.

Светлана Шпигель: На меня это произвело очень большое впечатление, потому что я раньше никогда не слышала, как человек вживую может издавать такие звуки.

Тина Канделаки: А кого вы любили?

Светлана Шпигель: Селин Дион, Марайя Керри...

Тина Канделаки: Диму Маликова любили?

Николай Басков: Дима! Она тебя очень любит!

Светлана Шпигель: Ну не как артиста. Я просто действительно не слышала нашу эстраду. Просто не в той атмосфере выросла, наверное.

Тина Канделаки: Я вижу, что у вас очень искренние отношения. А вам не обидно было, когда все говорили, что Басков не мог не жениться на дочке продюсера, потому что тогда бы он не состоялся как артист?

Светлана Шпигель: Ну почему?

Николай Басков: Вы представляете – Коррузо тоже женился на дочке директора «Метрополитен». Но они перестали даже общаться – отец был против женитьбы. Но от того, что они не общались, потерял только отец. Ну как можно вообще говорить такие вещи? Почему между нами не может быть искренних отношений?

Тина Канделаки: Это правда была первая любовь?

Светлана Шпигель: Безумная, на самом деле.

Николай Басков: Она плакала, когда я уезжал на гастроли.

Тина Канделаки: А как он ухаживал?

Светлана Шпигель: Потрясающе. Я ни разу не видела, чтобы за кем-то так ухаживали. Во-первых, он мне каждый день дарил цветы. Охапками. Разные. У Коли очень хороший вкус в цветах. Первый цветок он мне подарил в Милане. Он мне выбрал розу синего цвета, очень длинную.

Николай Басков: Она тогда удивилась, почему такая роза. Я сказал: «Пускай будет не как у всех».

Светлана Шпигель: Снимал сапоги. Когда мы выходили из дома, там была такая горка. И мы включали на всю громкость музыку, открывали окна, и Коля отпускал руль, мы мчались со всей скорости. А Коля говорил: «Представляешь – «Титаник».

Николай Басков: Я и сейчас ей иногда сапоги снимаю. Иногда такие бывают, что ей их невозможно снять.

Тина Канделаки: Вам-то было 23 года, и у вас это не могла быть первая любовь. А кто была та самая первая?

Николай Басков: У меня были отношения. Но не было любви.

Тина Канделаки: А была ли это женщина или девушка похожей на Свету? Внешне.

Николай Басков: Света очень похожа на мою маму. Света очень нравится моему папе.

Тина Канделаки: А по характеру?

Николай Басков: Она дипломат. Не зря она читала эти свои книжки.

Тина Канделаки: А вы допускаете, что в один момент она пойдет на работу?

Николай Басков: Она уже сходила и вернулась в дом!

Тина Канделаки: А куда?

Светлана Шпигель: Я работала у Макарова в его адвокатской конторе юристом.

Николай Басков: На работу ее ни на одну не возьмут, это точно. Она не умеет вставать в 8 утра.

Светлана Шпигель: Я умею, просто с нашим ночным образом жизни...

Николай Басков: С нашим??? Ты и я – мы оба совы.

Светлана Шпигель: Вот про что я и говорю.

Тина Канделаки: Вы - молодая семья, и ситуации могут быть разные. Мы должны быть психологически готовы к тому, что наступит такой момент, что не окажется работы, не окажется заработка. Вы в этой ситуации уживетесь?

Светлана Шпигель: Почему нет? Какое это отношение имеет к любви? Трудности сплачивают.

Николай Басков: Думаю, что не нужно так отвечать на этот вопрос. Потому что реально мы не знаем этой ситуации. В моей семье было. что родители попали в большую аферу, как попали многие люди в стране - связанную с «МММ» и с «Властелиной». И мы два месяца сидели на гречневой каше. К тому же в этот момент военным еще и зарплату не платили. И это моих родителей еще больше сплотило. Легко, может быть, рассуждать об этом, когда нет быта, например. Но есть другие проблемы.

Тина Канделаки: То есть психологически вы к этому готовы?

Николай Басков: Я думаю, что нужно быть готовым в жизни ко всему.

Тина Канделаки: В какой-то момент у нас - у девочек, наступает момент, когда ты понимаешь, что у родителей уже лучше деньги не брать: или сама, или муж. У вас этот момент уже наступил?

Светлана Шпигель: Я за мужем, как за каменной стеной.

Николай Басков: Но родители ее тоже любят.

Тина Канделаки: А вы ревнуете, если родители делают подарки лучше, чем вы?

Николай Басков: Нет.

Светлана Шпигель: Это неправда! Мне так нравится это соревнование: они с папой соревнуются. Звонит папа и говорит: «Что тебе подарил Коля?». Я говорю, например, кольцо. Он: «У меня тоже есть кольцо, приезжай. Покажи, какое он тебе подарил кольцо». Потом смотрит и говорит: «Ну, мое-то лучше».

Тина Канделаки: Сколько лет вы, получается, вместе?

Светлана Шпигель: Женаты четыре с половиной.

Тина Канделаки: А как вот все эти кризисы там – год, два, три?

Николай Басков: Вот как раз мы сегодня ехали в машине и я говорю: «Представляешь, мы с тобой уже пять лет вместе». А она: «Говорят, в этот момент наступает кризис».

Тина Канделаки: Самый страшный в семь.

Николай Басков: А, тогда у нас еще есть время!

Тина Канделаки: Наверняка в начале вы ездили с ним по гастролям. Было в диковинку. Сейчас ездите?

Светлана Шпигель: Не везде, честно. Раньше я везде ездила. Но это очень тяжело. Некоторые почему-то считают, что у артистов легкая жизнь. На практике – это адский труд, когда ты не спишь неделю, переезжаешь в машине по 8-9 часов, а на следующий день тебе нужно быть в форме, потому что люди от тебя ждут.

Тина Канделаки: А вам Коля какой больше нравится: простой, за рулем, или другой?

Николай Басков: Я ездил за рулем, пока не врезался в дерево. Я просто учил в это время арию, пел с закрытыми глазами, и врезался в дерево. Я очень много учу.

Светлана Шпигель: Да, еще он ездит с наушниками, не слышит, что ему кто-то сигналит...

Тина Канделаки: Он звонит все время? Отчитывается? Ну, я в хорошем смысле этого слова.

Николай Басков: Поел – ушел – этого нет.

Светлана Шпигель: Зачем?

Тина Канделаки: А кто кому звонит чаще?

Николай Басков: Ей невозможно дозвониться, у нее же выключены всегда все телефоны. Либо она их теряет, либо забывает. Но 50x50, я думаю. Я чаще созваниваюсь с тещей и со своей мамой.

Светлана Шпигель: Об этом я, кстати, не знала, по поводу тещи.

Тина Канделаки: Пока у вас нет детей. но в ближайшее время они появятся, я думаю. Вы же работаете над этим?

Николай Басков: Ну да, работаем.

Тина Канделаки: Сейчас вы, Света, пока живете Колиными интересами. Вы себе представляете жизнь, когда начнете жить интересами детей?

Николай Басков: Это было бы очень хорошо. У меня сейчас подошел момент, когда я сейчас себя серьезно могу позиционировать папой. Вот серьезно. Представить пока не могу. Наверное, представить смогу, когда она мне скажет, что я в скором времени стану папой. Именно позиционировать.

Тина Канделаки: Это какие-то другие качества?

Николай Басков: Я думаю, это другой подход, определенная зрелость. Когда мы поженились, мы заранее договорились, что я буду постепенно расти в профессиональном плане. Договорились подождать немножко. Ей вообще было 18 лет, она еще училась.

Тина Канделаки: Вы принципиально сами хотите дойти до этого экономически?

Светлана Шпигель: Мы не про экономическое положение говорим.

Тина Канделаки: Мне кажется, что это важно для Коли.

Светлана Шпигель: Это важно для любого мужчины, по-моему.

Тина Канделаки: В какой момент вы четко помните папу?

Светлана Шпигель: Честно – не помню. У меня отец всегда был в семье такой опорой, что я всегда понимала, что это отец.

Тина Канделаки: Вы всегда могли ему сказать больше, чем маме?

Светлана Шпигель: Ну нет.

Тина Канделаки: Коля выбрал жену, похожую на маму. А в чем сходство между вашим папой и Колей?

Светлана Шпигель: В характере. Очень похожи. Целеустремленность, талант, ум, жизнелюбие.

Николай Басков: Ее папа безумно любит петь.

Тина Канделаки: И любит вас?

Николай Басков: Ну естественно. Я ему благодарен за все, чем он помог мне. Наверное, все то, что он сам не реализовал в своей жизни – потому что он создал музыкальный коллектив, когда он был в комсомоле, он читал стихи. Он безумно талантливый человек, - и когда он увидел меня, то решил все, что у него не сложилось, воплотить в меня.

Звонок зрителя: Я читал, что вы выступаете в Нижегородском Театре Оперы и Балета. Вы, все-таки, являетесь первым голосом этого театра, или Большого?

Николай Басков: Вообще этого нет в практике – быть чьим-то голосом.

Тина Канделаки: А мнение коллег-профессионалов вам очень важно? Тех, кто работает в классическом жанре.

Николай Басков: Вообще мнение коллег разносторонние.

Тина Канделаки: Я читала интервью Хворостовского в «Итогах», где он довольно скептически о вас отозвался...

Николай Басков: Не обидно. Хворостовский – певец, прекрасный баритон. У каждого вокалиста есть свои пристрастия. У него очень красивый тембр, он хороший интерпретатор. Естественно, всю свою жизнь положил на это искусство, так сложилась его судьба. У меня немножко другой путь. Я начал с песен, и медленно иду в оперу. А он начал с оперы и пришел в песню.

Тина Канделаки: Он говорит не о голосе, а о том, что вы просто выбрали не тот жанр.

Николай Басков: Когда говоришь об артисте, нужно всегда понимать, в каком жанре артист работает. Послужной список у меня большой: Большой театр, Мариинский театр, Самарская опера, Карнеги-холл... И это в мои 28 лет.

Тина Канделаки: Свет, ну вы-то знаете, наверное, ответ на вопрос, почему не любят Баскова?

Светлана Шпигель: Завидуют.

Тина Канделаки: Таланту, красоте, богатству?

Светлана Шпигель: Вы сами все перечислили.

Тина Канделаки: Если бы он был талантливый, но бедный, его любили бы больше?

Николай Басков: Больше бы любили, если бы я был больным, не талантливым.

Светлана Шпигель: Он публичный человек. Его обсуждают.

Николай Басков: Не любят чаще всего те люди, которые положили свою судьбу на творческую карьеру, и не сложилось. А другие любят.

Тина Канделаки: Свет, не прощу себе ,если не спрошу: кто подарил это кольцо?

Светлана Шпигель: Коля.

Тина Канделаки: Спасибо вам большое. Я надеюсь, что женщинам будет, о чем подумать на ночь.

0

2

Иннуся, спасибо тебе огромное, что непечатала это интервью с Николаем!!! А то я по глупости своей пропустила эту передачу. Очень силно расстроилась!!! А тут у тебя прочитала и как то сразу легче стало, как будто бы посмотрела!!!

0